10:03 

DIABOLOS Tour Book: "Let's Talk Now, Of Meeting, Parting, And..." Part IV

Leticia J
И в тех местах, где оптика лгала, я выпрямлял собою зеркала(с) Зимовье Зверей
Гакт наконец вернулся к рассказам про Джоб. Рассказ про основные трудности впереди.



А затем эра Гакта в Malice Mizer закончилась в 1998 году.

Это может выглядеть так, будто я сбежал, но… когда мне позвонили из офиса, это было сразу после релиза сингла "Le Ciel". До выпуска этой песни, я если и был одним из главных продюсеров, но было решено, что Мана и Кози пишут музыку, а я пишу тексты. Хотя это и было сделано для того, чтобы сделать наши индивидуальные роли более заметными, "Le Ciel" была создана исключительно мной, я написал и музыку, и слова. После того, как я это сделал, на интервью возникла необходимость мне быть в центре внимания. С этого времени отношения между мною и другими членами группы стали напряженными. Когда я позвонил в офис, то была создана конференция между мною и другими участниками, и они сказали: "Мы больше не можем работать с Гактом". Когда я спросил: «Ну, это нормально, но что будет с группой?», они ответили: «Распадется». Поскольку это было нелогично, то я сказал: «А что вы будете делать с фанатами, которые нас поддерживали до сих пор?» Короче говоря, результатом были деньги, которые изменили группу. Я очень сильно это ощущал. Для ребят, у которых была сложная жизнь до этого, было неизбежно, что как только они получат много денег, все изменится. Когда я работал в индустрии развлечений в Киото, я зарабатывал много, но потом я потерял все, когда переехал в Токио, я знаю, что значит иметь и терять деньги. В тот момент я сказал остальным: «Эта сумма на самом деле не имеет большого значения. Если вы используете ее, то она исчезнет в одно мгновение. Не позволяйте ввести себя в заблуждение». Но для тех, кто никогда не имел этого раньше, это была большая сумма денег. Это не была «заработная плата, копимая десятилетиями, пока не соберется сотни тысяч долларов», это было богатство, обрушившееся на группу из ниоткуда в течение нескольких месяцев. Но сколько бы я не говорил об этом ребятам, они не понимали. Если смотреть на это с внешней точки зрения, то те, у кого никогда не было таких денег, изначально не будут знать, что с ними делать, я думаю, кажется неизбежным то, что они не буду осторожны, чтобы не потерять все в один момент. Вот в чем разница между мной, у которого был опыт, и остальными, у которых его не было. Тогда я думал: «Все так, как я и боялся»… Но сейчас, я думаю, все знают, что значит иметь деньги и все такое.

Я понял.

Также я думал и в то время, что придет момент, и они поймут это, и я пытался донести это до людей, которые нас поддерживали. Я не знаю, было ли это разделение для нас хорошим итогом или нет, но мне хотелось бы еще немного продолжить сотрудничество с Malice. После этого… после смерти Ками я услышал кое от кого, кого мы оба знали, что Ками сказал: «Тогда мы сделали то, что не сможем исправить. Мы не смогли увидеть то, что было важно. Может быть, это потому, что Гакт был гением, а мы завидовали этому. Мне бы хотелось все исправить, но я не могу больше». Это верно, они выгнали меня, но я не обвиняю их, в то время они не смогли увидеть,и ничего поделать с этим нельзя. Я думаю, они однажды это поняли.

Хм… я понял.

В такие времена Ю всегда был рядом со мной, говоря: «Этого не изменить», «Потому что у тебя было много денег раньше, Гаку, ты можешь смотреть на это спокойно, с объективной точки зрения, и это отделяет тебя от твоих коллег. Этого не изменить». Но в то время я был довольно шокирован. «Куда ушла мотивация, которая была у каждого в начале? Мы все говорили, что покорим Азию». При всем том, что я был разочарован, но… я с гордостью думаю о своей работе с Malice. Даже теперь я сильно ею горжусь. То, что создавали Malice, было принципиально тем, что хотел создавать я, и моя позиция с тех пор не изменилась. Я не знаю, что сейчас думают другие члены группы, но я никогда не забуду Malice. Хотя там есть и болезненные вещи, и вещи, которые меня разозлили. Но это в прошлом.

И после этого вы сделали GacktJob реальностью?

После Malice я позвонил Ю в Токио: «Я надумал кое-что сделать», и он сразу же ответил: «Я понял, я иду», и другие члены группы также были вызваны. Но между мной и ими образовалась большая разница. Я выступал в таких местах, как Yokohama Arena, и в этом была разница между мной, который мог выступать на этом уровне, и остальными, которые никогда не выбирались дальше клубов. Ю, Рен, Нао, Йохей и барабанщик «Icchan» остались в моем доме писать песни, но в тот момент Icchan сказал мне, что наши уровни слишком разные, и он не может выступать с нами и возвращается в Киото. Я думал, что ничего не поделаешь, это было соответствующее решение. «Если ты так думаешь, то это бессмысленно (оставаться)». Он плакал, когда говорил: «Это ужасно, но я не могу игнорировать разницу в наших уровнях. Я не хочу висеть мертвым грузом у Гаку на ногах. Удачи каждому». Через некоторое время после этого мы уехали в Лос-Анджелес.

И это начало поворота к "Mizerable" и альбому "MARS"?

Кстати, когда мы приехали в Лос-Анджелес, мы жили вместе, и это было ужасно. Мой менеджер в то время была совершенно бесполезна. Все было хорошо, когда я ее встретил, но она определенно стала странной, когда у нее появились деньги. (смеется) Ей не удалось сработаться с другой группой прежде, но когда она работала на меня, то получила большую сумму денег снова, а потом еще, и стала странной. «Ты взрослый! Если я провалилась однажды из-за своего самомнения, в следующий раз я получу денег, я не повторю собственную ошибку. Этого не сделать с членами Malice, у которых не было денег и прежде, но у тебя-то есть!» (смеется) Пока я был в Лос-Анджелесе, этот менеджер стала совсем странной, и мы постоянно ругались. И в таких условиях после 2-3 месяцев в Лос-Анджелесе, Нао и Йохей психологически сломались. Когда мы вернулись в Японию, мы должны были выступать в концертном зале Hibiya (июль 1999), но они оба одновременно были в депрессии и заливались слезами, говоря: «Я слишком боюсь, чтобы выйти из комнаты». Это было тяжело. Йохей рыдал даже в студии, говоря: «Я не могу играть». Но почему-то Ю и Рен были в порядке. Так как Рен и Йохей были друзьями детства, с того момента, как Йохей сломался, вероятно. Рен ощущал, что он должен сильнее стараться сам. Рен изначально был не так силен. Ю говорил: "У нас нет лишнего времени" (смеется), "У нас нет времени быть в депрессии". Когда я сказал: "Вау, я думал, ты будешь первым, кто сломается". "Если бы у меня было время сделать это, я бы так и поступил. А я по уши в работе каждый день". (смеется) Именно поэтому он стал моей базой.

Продолжение следует...

оригинал

@темы: картинки, интервью, Гакт, GacktJob, Gackt, Diabolos, переводы, красавцы

URL
Комментарии
2013-01-20 в 21:09 

Lysinda
спасибо!! ^_^

2013-01-21 в 09:05 

Leticia J
И в тех местах, где оптика лгала, я выпрямлял собою зеркала(с) Зимовье Зверей
Lysinda, не за что)

URL
2013-01-27 в 23:10 

Affectionate girl
Вода меняет форму и обтекает предметы, находит тайные пути, о которых никто и не догадывается — крошечную щель в крыше или в днище коробки. (с)
Leticia Jackson, спасибо тебе за твои труды!

2013-01-28 в 09:08 

Leticia J
И в тех местах, где оптика лгала, я выпрямлял собою зеркала(с) Зимовье Зверей
Affectionate girl, не за что)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Corner of the sky

главная